Меню Рубрики

Четырехвинтовая система на позвоночнике

В настоящее время транспедикулярная фиксация позвоночника является достаточно распространённым видом операции. Суть этого хирургического вмешательства заключается в том, чтобы создать надёжную фиксацию для повреждённого сегмента позвоночного столба за счёт использования специальных титановых винтов.

Применение транспедикулярной фиксации позвоночника позволяет существенно сократить срок основного лечения и дальнейшей реабилитации, а также ускорить процесс восстановления трудоспособности. При каких патологиях можно задействовать эту методику:

  • Различные переломы позвонков.
  • Тяжёлая деформация позвоночного столба с резко выраженным болевым синдромом.
  • Дегенеративно-дистрофическое поражение хрящевых дисков.
  • Значительное смещение позвонков, приводящее к нестабильности позвоночного столба (чрезмерной подвижности).

Многих пациентов интересует вполне справедливый вопрос, можно ли после операции на позвоночнике спать на спине? Большинство ведущих специалистов сходятся во мнении, что нет принципиального значения в том, будете ли вы спать на спине, боку или животе. Главное – это занимать такое положение на кровати, которое будет для вас наиболее удобным и безболезненным.

Любая реабилитационная программа после операции на позвоночном столбе составляется индивидуально с учётом тяжести заболевания, пола пациента, а также его возраста, массы тела, характера трудовой занятости и т. д. Тем не менее нельзя не учитывать общие принципы интенсивной реабилитации пациентов, которые заключаются в следующем:

  • Строгая последовательность всех применяемых мероприятий.
  • Постепенность.
  • Комплексность.
  • Адекватность и целесообразность всех назначений.

Главная цель реабилитационной программы – это максимальное восстановление функциональности организма и возвращение больного к нормальной жизнедеятельности. Какие основные методы реабилитации, которые используют после транспедикулярной фиксации позвоночника:

  1. Лечебная физкультура.
  2. Механотерапия.
  3. Массаж.
  4. Физиотерапевтические процедуры.

Ношение корсета является обязательным после операции на позвоночнике.

Со второго дня после хирургического вмешательства начинают выполнять лечебную гимнастику. Комплекс физических упражнений должен составить лечащий врач. Кроме того, все занятия ЛФК необходимо проводить под контролем специалиста в области реабилитации. В зависимости от периода лечения примерный комплекс ЛФК выглядит следующим образом:

  1. В первые полторы недели после операции следует выполнять дыхательные упражнения, а также лёгкие пассивные и активные движения руками и ногами. Например, сжимать и разжимать пальцы, сгибать и разгибать руки в локте (ноги в колене), выполнять круговые движения кистями (стопами) и др. Вполне оптимальным считается по 10–12 повторений или до ощущения усталости.
  2. С 11-го по 20-й день начинают включать упражнения, которые помогают укрепить мышцы спины и живота. Усложняют упражнения для верхних и нижних конечностей. Количество повторений увеличивают до 20 раз. Занятия ЛФК должны проходить в более интенсивном темпе, чем в первом восстановительном периоде. Если состояние пациента весьма ослабленное, то первые два периода можно продлить до 30 дней.
  3. С 21-го по 60-й день ещё больше делают упор на укрепление мышц спины и живота. Вместе с тем можно включать упражнения с гантелями, вес которых подбирается индивидуально. К концу 2 месяца комплекс должен состоять примерно из 30 упражнений. Кроме основных занятий с инструктором, пациенту необходимо самостоятельно заниматься по меньшей мере два раза в день.

Правильное выполнение всех физических упражнений способствует более быстрому возвращению к нормальной жизнедеятельности.

В буквальном смысле практически все реабилитационные программы включают массаж. Этот метод помогает уменьшить болевые ощущения, расслабить мышцы и улучшить микроциркуляцию в тканях. На сегодняшний день разработано достаточно много различных видов лечебного массажа. Выбор того или иного вида массажа, а также продолжительность сеанса должен определять только специалист.

На сегодняшний день механотерапия пользуется довольно-таки широкой популярностью как реабилитационный метод после операции на позвоночнике. Суть его сводится в выполнении определённых упражнений с помощью специальных аппаратов и тренажёров, позволяющих ускорить процесс функционального восстановления опорно-двигательного аппарата.

Механотерапию можно применять как основной метод в восстановительной программе, так и совмещать с другими видами реабилитации (ЛФК, лечебный массаж, физиотерапевтические процедуры и др.). Необходимые тренажёры и комплекс физических упражнений подбирает врач-реабилитолог. Кроме того, сам процесс тренировки должен проходить под бдительным контролем инструктора или методиста. Как правило, современные медицинские центры и ведущие реабилитационные отделения полностью оснащены аппаратами и тренажёра для проведения механотерапии.

Продолжительность и интенсивность тренировок, а также физические нагрузки необходимо наращивать постепенно. Клинический опыт применения показывает, что короткие, но регулярные занятия на механотерапевтических аппаратах и тренажёрах более эффективны, чем длительные и выматывающие. Если по окончании занятия, не наблюдается сильно выраженное ощущение усталости, то восстановительный процесс будет более успешен. Тем не менее не все пациенты могут воспользоваться этим эффективным методом. Какие имеются противопоказания для механотерапии:

  • Резкая боль при выполнении упражнений.
  • Наличие гнойно-воспалительного процесса в тканях около тех суставов, на которые будет даваться нагрузка.
  • Недостаточно сформированная костная мозоль.
  • Склонность к образованию тромбов в сосудах.
  • Серьёзные заболевания почек.
  • Тяжёлые формы гемофилии.

источник

За последние десятилетия хирургия позвоночника совершила огромный прорыв в своем развитии, благодаря развитию и внедрению различных доступов — вентральных, дорзальных, переднебоковых, комбинированных; анестезиологии и реанимации, которые позволяют пациентам выдерживать многочасовые, травматичные операции со значительной кровопотерей и конечно же постоянному совершенствованию стабилизирующих систем.

В данном небольшом обзоре собственного опыта лечения заболеваний позвоночника хотелось бы уделить особенное внимание именно современным конструкциям для стабилизации позвоночника, отметить слабые и сильные стороны, продемонстрировать различные сочетания имплантов между собой в той или иной клинической ситуации. Медицинский рынок имплантов в нашей стране стремительно развивается, на арену выходят все новые конструкции, представляемые различными производителями, что обусловлено технологическим прогрессом, конкуренцией и огромной коммерческой составляющей.

Традиционно лидируют западноевропейские и американские производители, но все чаще в нашу ежедневную практику приходят азиатские импланты, произведенные в Китае, Южной Корее и т.д.

Самым первым телозамещающим протезом позвонка была собственная кость (аутокость из гребня подвздошной кости, участок ребра или малая берцовая кость), которая устанавливалась между телами позвонков в специальные пазы вместо удаленного. Дополнительная фиксация не проводилась, в связи с чем сохранялась опасность миграции аутокости, а пациент был вынужден соблюдать длительный постельный режим до образования надежного костного сращения. Это значительно снижало качество жизни пациента, было сопряжено с гиподинамическими осложнениями. Со временем появились устройства, которые способствовали неподвижному положению костного трансплантата, в результате чего пациент мог быть активизирован в раннем послеоперационном периоде. До сих пор собственная кость считается «золотым» стандартом в создании корпородеза.

Представлены КТ пациента до и после оперативного лечения по поводу осложненного перелома пятого шейного позвонка. Выполнена корпорэктомия пятого шейного позвонка с комбинированным корпородезом аутокостью из подвздошного гребня и пластиной китайского производства.
Все большее количество клиник овладевает техникой «передних вмешательств на грудном и поясничном отделах позвоночника», где так же используется аутокость для межтелового корпородеза.

На данных томограммах представлен нестабильный перелом тела Тн12 позвонка

Первым этапом выполнена ламинэктомия с транспедикулярной фиксацией китайской системой, а затем проведена корпорэктомия, корпородез аутокостью и тораколюмбальной пластиной китайского производства.

Пациент с неспецифическим спондилодисцитом в грудном отделе позвоночника

Выполнена операция торакотомия, трансплевральная корпорэктомия, комбинированный корпородез аутокостью и пластиной Centaur фирмы Stryker

Как уже упоминалось, собственная кость считается идеальным материалом и «золотым» стандартом для протезирования тела позвонка и создания прочного корпородеза, но данная методика не идеальна и имеет ряд недостатков:
1. Взятие аутокости является самостоятельной дополнительной операцией, которая удлинняет время основного оперативного вмешательства.
2. Она является дополнительным ослабляющим фактором у ослабленных, пожилых пациентов (в том числе с опухолевым поражением позвоночника), является дополнительным источником кровотечения из костной раны.
3. Не всегда возможна и удобна операция взятия аутотрансплантата из гребня подвздошной кости у пациентов с переломом костей таза.
4. Возможна резорбция костного аутотрансплантата с развитием нестабильности оперированного сегмента. Все эти доводы подталкивают на создание искусственных металлических, керамических и др. заменителей тела позвонка.

Титановый сетчатый МЭШ является распространенным заменителем тела позвонка и используется для всех отделов позвоночника. Он представляет из себя участок трубки различного диаметра и длины (в зависимости от того, в какой отдел позвоночника будет имплантирован) с ромбовидными отверстиями. С учетом высоты межпозвонкового промежутка после выполненной корпорэктомии МЭШ моделируется (обрезается по необходимой длине), заполняется собственной костью или остеоиндуктивным материалом и устанавливается между телами позвонков. Самостоятельно МЭШ не может обеспечить ротационную стабильность в оперированном сегменте позвоночника, в связи с чем требует дополнительной фиксации передней или передне-боковой пластиной, установки транспедикулярной системы.

Первым этапом проведена корпорэктомия третьего поясничного позвонка и корпородез МЭШем, заполненным аутокостью

Вторым этапом, с целью создания ротационной стабильности, компрессии позвонков проведена транспедикулярная фиксация.

Пациентка с метастазом в рака молочной железы в первый поясничный позвонок

Выполнена корпорэктомия первого поясничного позвонка и комбинированный корпородез МЭШем и боковой пластиной Centaur фирма Stryker. Наряду с преимуществами, главным из которых является относительная дешевизна данного импланта, МЭШ так же не является идеальной конструкцией для переднего корпородеза и имеет на наш взгляд ряд недостатков:
1. Большинство отечественных МЭШей не имеют установочного инструментария для обрезания и моделирования по длине, что требует со стороны хирурга больших физических затрат с использованием подручного неприспособленного инструментария (различного вида кусачки и проволочные пилы).
2. При имплантации в свое ложе МЭШ может легко деформироваться и погнуться (не терпит подбивания импакторами).
3. МЭШи, лишенные торцевых площадок (чаще всего отечественные), имеют острые края, благодаря которым возможно продавливание замыкательных пластин опорных позвонков с нарушением стабильности в оперированном сегменте.
4. Требуют использования дополнительных фиксаторов.

Различные импланты из неорганических соединений – корундовая керамика, никелид титана, гидроксиапатиты.

Преимуществами данных телозамещающих изделий является хорошая биосовместимость с костной тканью и способность к ее прорастанию в имплант благодаря высокой порозности, относительная дешевизна, легкость при моделировании необходимой формы и размера. Данные импланты по своим характеристикам и своиствам схожи с аутокостью, но лишены такого ее недостатка, как возможное рассасывание, но к сожалению некоторые импланты данного вида достаточно хрупки и при имплантации могут крошиться и трескаться, кроме того, как и в ситуации с аутокостью требуют использования дополнительных устройств для фиксации – пластин, транспедикулярных фиксаторов и т.д.

В данной конкретной ситуации выполнена дискэктомия С5-С6 и межтеловой корпородез имплантом из гидроксиапатита производство Франции и пластиной.

Традиционно в условиях российского рынка лидируют западноевропейские и американские производители телескопических протезов тел позвонков.
Сами по себе данные устройства имеют огромное количество преимуществ перед своими конструктивными предшественниками:
1. Существует большое количество типов и размеров имплантов, прилагается высоко технологичный инструментарий для качественной установки.
2. Благодаря концевым площадкам с различными кифотическими и лордозными углами моделируют естественные изгибы позвоночника.
3. С помощью раздвижного телескопического устройства плотно фиксируются в своем ложе.
4. При необходимости легко демонтируются.
5. Имеют возможность малоинвазивной эндоскопической установки (протез тела позвонка Obelisk, Ulrich, Германия в комбинации с боковой пластиной Golden Gate) и т д и т п Но, к сожалению высокая стоимость часто лимитирует использование данных устройств в российской практической медицине. Кроме того, телескопические протезы тела позвонка так же требуют дополнительной фиксации с помощью пластин или транспедикулярных устройств для придания ротационной стабильности.

Перелом тела первого поясничного позвонка

Вид операционной раны. На место удаленного тела позвонка, после декомпрессии установлен протез тела позвонка Obelisk, Ulrich, Германия

Протез дополнительно фиксирован тораколюмбальной пластиной.

Рентгенологический контроль после операции.

Передний корпородез с использованием телескопического протеза тела позвонка Synex, фирма Synthes, США.

Протез помещен между телами смежных позвонков.

Интраоперационный рентгенологический контроль.

Таким образом перспективны направлением в имплантологии хирургии позвоночника является создание новых , универсальных протезов позвонка позволяющих быстро, удобно, надежно и одномоментно выполнять корпородез.

Почему стоит выбрать именно нас:

  • мы предложим самый оптимальный способ лечения;
  • у нас есть большой опыт лечения основных нейрохирургических заболеваний;
  • у нас вежливый и внимательный персонал;
  • получите квалифицированную консультацию по вашей проблеме.
Читайте также:  Удар локтем в позвоночник

источник

Гиалуроновая кислота в организме представляет собой естественную составную часть синовиальной жидкости, которая в суставах служит смазкой для хрящей и связок, а также является поглотителем ударных нагрузок. Известно, что синовиальная жидкость в суставах, пораженных остеоартрозом, имеет более низкую вязкость и эластичность, чем синовиальная жидкость в здоровых суставах. Введение гиалуроной кислоты в сустав с целью восстановления вязкости и эластичности может уменьшать боль и восстанавливать подвижность в суставе.

ВискоПлюс — Протез синовиальной жидкости новейшего поколения, изготовленный методом ферментации по уникальной запатентованной технологии компании BioMedical, Германия.

Стремительно растущей швейцарской компанией MDT Int\’l SA, занимающейся разработкой медицинских изделий, использующихся в ортопедии, реабилитации после спортивных травм, восстановлении мягких тканей и гастроэнтерологии, успешно продвигается на международном рынке уникальная запатентованная внутрисуставная инъекция.

Новый продукт RenehaVis™ (РенехаВис), второе название в некоторых европейских странах DualVis™ (ДуалВис), вместе представляют собой эндопротезы синовиальной жидкости, которые содержат две различные концентрации и молекулярные массы гиалуроновой кислоты в одном шприце, предназначены для облегчения боли и тугоподвижности суставов, помогают организму «вспомнить», как вырабатывать собственные хондроциты в клетках и нарастить хрящевую ткань в суставах.

В упаковке RenehaVis™ (РенехаВис) находится двухкамерный предварительно заполненный стерильный одноразовый готовый к использованию стеклянный шприц.

ДЬЮРАЛАН. Одна инъекция для активной жизни без боли. Купирование болевого синдрома, восстановление вязко-эластических свойств синовиальной жидкости, качественное улучшение состояния хрящевой ткани и возвращение радости полноценных движений без скованности и боли.

ФЕРМАТРОН. Восстанавливает вязко-эластичные и защитные свойства суставной жидкости. Снижает воспалительные реакции. Устраняет болевой синдром. Увеличивает подвижность сустава. Восстанавливает гомеостаз в хряще. Стимулирует синтез гиалуроновой кислоты. Показан при любой стадии остеоартроза и после артрокопических вмешательств.

ФЕРМАТРОН ПЛЮС. Увеличенная концентрация. Раствор 1,5 % для инъекций в шприцах по 2 мл. Восстанавливает вязко-эластичные и защитные свойства суставной жидкости. Устраняет болевой синдром. Увеличивает подвижность сустава. Восстанавливает гомеостаз в хряще. Стимулирует синтез гиалуроновой кислоты. Показан при любой стадии остеоартроза и после артрокопических вмешательств.

ФЕРМАТРОН С. Одна инъекция на курс лечения. Раствор 2,3 % для инъекций в шприцах по 3 мл. Восстанавливает вязко-эластичные и защитные свойства суставной жидкости. Устраняет болевой синдром. Увеличивает подвижность сустава. Стимулирует синтез гиалуроновой кислоты. Показан при любой стадии остеоартроза и после артрокопических вмешательств.

Суплазин® и Суплазин® 1-Шот показаны для симптоматического лечения остеоартроза. Суплазин® показал свои преимущества при лечении остеоартроза для устранения боли и улучшения физической функции суставов.

Одновременно можно лечить более одного сустава.

«Virchow healthcare private limited» (VHPL) — международная маркетинговая компания, входящая в состав «Virchow group» всемирно известна своими инновационными и общедоступными лекарствами. Эта биотехническая компания базируется в Индии, кроме того имеет несколько филиалов в США.

К новейшим разработкам компании VHPL «Вирчоу Биотек» относится препарат «Хайорт-Рус», применяемый в ходе лечения болевого синдрома при остеоартрите коленного и др. суставов в случаях неэффективности традиционных немедикаментозных способов, а также анальгетиков первого ряда.

Синвиск l/Synvisc One предназначен только для внутрисуставного введения врачом для лечения болевого синдрома, вызванного остеоартрозом коленного сустава. Рекомендованный режим применения Синвиска I/ Synvisc One — одна инъекция в коленный сустав.

СИНВИСК. Предназначен для временного замещения и восполнения синовиальной жидкости.Показан пациентам, страдающим остеоартрозом коленного сустава на любой стадии течения.Наиболее эффективен при лечении пациентов, ведущих активный образ жизни и регулярно нагружающих пораженный сустав.

источник

Раньше перелом позвоночника чаще всего приводил к инвалидности и потере возможности передвигаться. Но в середине прошлого века появился новый метод восстановления поврежденных сегментов. Он постоянно усовершенствовался и сейчас используется часто. Это транспедикулярная фиксация позвоночника.

Суть этого метода в том, что через ножку (педикулу) в позвонок вставляются титановые винты. Они надежно фиксируют позвоночник, позволяя ему восстановиться после травмы. Пациент получает возможность самостоятельно передвигаться, не нагружая поврежденные позвонки и позволяя костям срастись.

Для фиксации поврежденного сегмента позвоночника такая операция лучше всего. Несколько таких винтов соединяются между собой специальными креплениями. Полученная система надежно фиксирует поврежденные позвонки. Это сокращает срок реабилитации после травмы. Обычно фиксируются один или несколько позвонков в поясничном или грудном отделе.

Раньше такая операция была очень сложной и требовала серьезной реабилитации. Случались большие кровопотери, осложнения и нагноение имплантата. Но в последние несколько лет транспедикулярная фиксация проводится новым, малоинвазивным способом под контролем компьютерной томографии и рентгена.

Эта операция довольно сложная, во многом ее успех зависит от мастерства хирурга и правильности проведения. Важно, чтобы специалисты добросовестно подошли к выполнению каждого этапа процедуры, а пациент выполнял все их рекомендации. Как же проходит операция:

  1. Планирование процедуры и подготовка к ней. В это время нужно внимательно изучить индивидуальные особенности позвоночника пациента. Это нужно для выбора более оптимальной конструкции фиксатора. Подбирается необходимая длина и диаметр винтов. Если нужно зафиксировать несколько позвонков, то создается проволочный каркас – шаблон, по которому определяется размер и количество винтов.
  2. Непосредственно сама операция заключается во введении винта в тело позвонка. Пациент при этом лежит на животе. Ему под грудь подкладывают валики, чтобы позвоночник находился в расслабленном состоянии. Винт вводится на глубину до 80%. Причем нужно следить, чтобы не были затронуты нервы и кровеносные сосуды. При фиксации большого сегмента в протезировании должны принимать участие все позвонки. В конце система винтов укрепляется поперечным стабилизатором.
  3. Последний этап транспедикулярной фиксации – это восстановление после операции. При успешном ее течении уже через несколько дней разрешается вставать. Некоторое время нужно носить корсет, который помогает пациенту вернуться к обычной жизни.

В основном такая процедура назначается для восстановления после перелома позвонков. Но фиксация позвоночника нужна также при других заболеваниях. Она предотвращает смещение дисков, защемление нервов и служит профилактикой паралича. Показаниями для проведения транспедикулярной фиксации позвоночника могут быть такие патологии:

  • смещение позвонков и дисков;
  • дегенеративные процессы в позвоночнике;
  • нестабильность позвоночного столба;
  • разрушение дисков;
  • прогрессирующий сколиоз или кифоз;
  • стеноз позвоночного канала.

Такая операция проводится в грудном и поясничном отделе. Маленький размер дужек позвонков не позволяет сделать фиксацию в других областях. Также не всем пациентам можно проводить такую операцию. Противопоказана она при таких состояниях:

  • ожирении;
  • беременности;
  • прогрессирующем остеопорозе;
  • инфекционных заболеваниях;
  • повышенной чувствительности пациента к инородным телам.

Очень важно, чтобы точно соблюдались все правила, чтобы операция тщательно планировалась, а пациент выполнял все рекомендации врача. Непрофессионализм хирурга или неправильное определение количества и размера винтов делает конструкцию непрочной. Различные ошибки могут привести к серьезным осложнениям:

  • во время операции бывают повреждены нервные корешки, кровеносные сосуды или сам спинной мозг;
  • место введения винта в костную ткань может нагноиться, в результате чего возникает воспаление;
  • через несколько месяцев после процедуры может сломаться стержень, что приводит к еще большим повреждениям позвоночника.

Современные методики проведения процедуры делают ее почти бескровной и позволяют хирургам свести к минимуму ошибки. Это также сокращает время реабилитации после операции. Благодаря ТПФ пациент возвращается к нормальной жизни в то время, когда кости срастаются.

Реабилитация после операции занимает всего месяц, после которого больной может свободно двигаться. В это время необходимо носить специальный корсет, назначенный врачом, выполнять упражнения лечебной физкультуры. Важно не допускать сильных нагрузок и интенсивных физических упражнений.

Современная методика проведения операции позволяет исключить возможность осложнений. Большинство пациентов перенесли транспедикулярную фиксацию хорошо, о чем свидетельствуют многочисленные отзывы.

После аварии я думала, что не смогу ходить. Но транпедикулярная фиксация вернула мне такую возможность. Уже через некоторое время после операции прошли боли. Сейчас меня ничего не беспокоит,и я планирую беременность.

Увлечение прыжками с парашютом привели к серьезному компрессионному перелому нескольких позвонков. Мне посоветовали сделать транспедикулярную фиксацию, о чем я потом ни разу не пожалел. Хотя врачи запретили мне прыгать, но я рад, что могу свободно двигаться, и боли меня не беспокоят.

В детстве перенесла компрессионный перелом позвоночника. А в последнее годы стали часто беспокоить боли в пояснице при любом движении. Врачи обнаружили смещение дисков и посоветовали сделать транспедикулярную фиксацию. Я тщательно выбирала клинику для проведения операции. Попала к хорошему хирургу, осложнений никаких не было. Сейчас болей почти нет, могу свободно двигаться.

Транспедикулярная фиксация улучшает сращение костей, уменьшает время реабилитации после травмы, создает прочную опору поврежденному сегменту позвоночника и позволяет пациенту быстрее вернуться к нормальной жизни.

источник

В середине ХХ в. появился принципиально новый метод фиксации позвоночника, получивший название транспедикулярного (transpedicular fixation). В развитии метода можно выделить 4 этапа: вертебральная фиксация дугоотростчатых суставов короткими шурупами; педикулярная фиксация позвоночника пластинами [1, 2] и винтами, проходящими через ножки дужки в тело позвонка; наружная транспедикулярная фиксация — «fixateur externe» [3, 4]; внутренняя транспедикулярная фиксация (ТПФ) — «fixateur inxterne» [5, 6, 7].

Достоинствами последней явились малая травматичность вмешательства, возможность надежной стабилизации позвоночного двигательного сегмента, отсутствие необходимости ухода за аппаратом внешней фиксации. Однако данный метод имеет и свои осложнения. К ним относятся переломы металлофиксаторов, мальпозиции резьбовых винтов, поверхностные и глубокие воспаления [8, 9, 10]. Несмотря на то, что данные осложнения имеют далеко не единичный характер, в литературе в основном описываются положительные стороны транспедикулярного остеосинтеза.

Цель исследования

Выявление структуры осложнений и неудовлетворительных исходов транспедикулярного остеосинтеза позвоночника и их особенностей в зависимости от осложненного или неосложненного характера повреждения.

Материал и методы исследования

В группу исследования вошли 120 пациентов с переломами грудного и поясничного отделов позвоночника, из них мужчин — 71; женщин — 49. Всем больным произведено клиническое, рентгенологическое, КТ или МРТ-исследование. У всех больных оценены результаты законченного лечения. Оперативное лечение, курсы реабилитационной консервативной терапии и последующее динамическое наблюдение у 90 % пациентов данной группы проводилось на базе клиники нейрохирургии и вертебрологии ФГУ УНИИТО им. В.Д.Чаклина МЗ РФ (директор — к.м.н. Шлыков И.Л., научный руководитель — засл. врач РФ, академик РАЕ, профессор Глазырин Д.И.).

В группу пациентов с неосложненными переломами грудного и поясничного отделов позвоночника, прошедших одно- или двухэтапное оперативное лечение с применением транспедикулярной погружной конструкции, вошли 102 больных, из них мужчин — 62 (60 %), женщин — 40 (40 %).

Уровни повреждения позвоночника распределились следующим образом:
Th7 — 2 больных (2 %); Th8 — 3 (3 %); Th9 — 1 (1 %); Th10 — 3 (3 %); Th11 — 4 (4 %); Th12 — 20 (20 %); L1 — 40 (40 %); L2 — 19 (19 %); L3 — 4 (4 %); L4 — 1 (1 %); L5 — 1 (1 %); 2 и более позвонка — 5 (5 %).

Жалобы на боль в области перелома предъявляли все пациенты, при осмотре изменение физиологических изгибов позвоночника за счет усиления грудного кифоза, уплощения поясничного лордоза и напряжение длиннейших мышц спины у 100% больных. При пальпации выстояние остистого отростка сломанного позвонка (симптом «пуговки») отмечено у 80% больных, симптом «звонка», боль при пальпации паравертебральных точек на уровне перелома у 100 %. Осевая нагрузка усиливала боль в проекции сломанного позвонка у 80 % пациентов. Симптомы натяжения Ласега и Казакевича положительны у 80 % больных.

Распределение переломов позвонков по классификации АО представлено в табл. 1. На момент получения травмы возраст больных составлял от 16 до 60 лет. Средний срок после травмы составил 13±2,65 суток. Показаниями к оперативному лечению стали наличие клиновидной деформации позвонка более 13, локальная кифотическая деформация, наличие вертебро-медуллярного конфликта 2 степени.

Всем больным первым этапом произведен остеосинтез позвоночника транспедикулярной конструкцией по описанной ранее методике, при этом фиксатор «Синтез» с выполнением интраоперационной коррекции измененного позвоночного двигательного сегмента с примененением репозиционной системы использован в 91 случае. Фиксатор «Орфо», с применением интраоперационной коррекции позвоночного двигательного сегмента положением больного на операционном столе использован у 10 пациентов, фиксатор Ch-M — у 1, конструкция кустарного производства — у 1. В 104 случаях использована четырехвинтовая конструкция с фиксацией двух позвоночных двигательных сегментов, в 1 — восьмивинтовая с фиксацией четырех позвоночных двигательных сегментов.

Читайте также:  Удар позвоночника у собак

Распределение переломов позвонков по классификации АО

Трем пациентам (3 %) произведен второй этап оперативного лечения — переднебоковой спондилодез.

По итогам обследования пациентов в сроки от 1 до 5 лет полученные результаты можно разделить следующим образом:

  • переломы резьбовых винтов с неудаленными фрагментами фиксатора, повлекшие дестабилизацию конструкции; переломы стержней — 11 случаев (10,6%);
  • расхождение краев послеопе-рационной раны, заживление вторичным натяжением — 2 (2%);
  • глубокие воспалительные процессы (сформировавшиеся свищи) — 2 (2%);
  • проведение стержней мимо анатомических ориентиров — 2 (2%);
  • наличие кифотической деформации, значимо влияющей на изменение оси позвоночника в боковой проекции — 2 (2%);
  • сохранение клиновидности позвонка на дооперационном уровне после удаления металлофиксатора — 7 (6,8%).

При этом в семи случаях переломов фиксатора у пациентов определялось повреждение позвоночника типа А.2.3., в трех — В (В.1.1. — 1; В.3.2. — 1) и в одном С.1.3.1. У всех пациентов не было проведено второго этапа оперативного лечения — переднего спондилодеза, что в 8 случаях послужило причиной перелома конструкции, в среднем сроке 19 месяцев. Характерным для этой причины явилось сохранение клиновидной деформации поврежденного позвонка, приводящее к увеличению нагрузки на металлофиксаторы. После удаления конструкции клиновидность позвонка сохранялась на дооперационном уровне. Таким образом, актуальным становится вопрос о проведении второго этапа как обязательного при наличии оскольчатого перелома позвонка.

В двух случаях причиной перелома конструкции стали перегрузки вследствие несоблюдения охранительного режима в сроке 3 месяца после операции.

Выбор хирургом несоответствующего фиксатора (резьбовые винты малого диаметра) привел к перелому конструкции через 30 месяцев после операции в одном случае. Недостаточная длина резьбовых винтов и мальпозиция их при проведении привела к перелому фиксатора у одного пациента.

Проведение резьбовых винтов мимо анатомических ориентиров составило почти 2%. При этом в 1 случае резьбовой винт транспедикулярного фиксатора сместился в диск, в 1 — перфорировал переднюю грань позвонка. Относительно имеющихся литературных данных этот показатель представляется весьма невысоким и отношение к данной проблеме как к технической ошибке оперативного лечения, а не как к осложнению является правильным. Однако в ситуации нашего исследования факт мальпозиции винтов выявлен не ранее чем через 6 месяцев после операции, при проведении КТ-исследования. В обоих случаях решением этой проблемы стало удаление металлофиксатора и, как следствие, рецидив клиновидной деформации позвонка и кифотической деформации позвоночника.

Заживление мягких тканей вторичным натяжением после наложения вторичных швов по поводу несостоятельности первичного шва встретилось в 2 случаях. Следует отметить, что во всех случаях со стороны пациентов имелись предпосылки для развития инфекционного процесса — низкий социальный статус, обусловливавший недостаточную личную гигиену, злоупотребление алкоголем и связанные с этим нарушения ортопедического режима, избыточный вес больных.

В группу пациентов с осложненными переломами грудного и поясничного отделов позвоночника, прошедших одно- или двухэтапное оперативное лечение с применением транспедикулярной погружной конструкции, вошло 18 больных, из них мужчин — 9 (50 %), женщин — 9 (50 %).

Уровни повреждения позвоночника распределились следующим образом: Th5 — 1 больной (5,5 %); Th11 — 1 (5,5%); Th12 — 1 (5,5 %); L1 — 6 (33,3 %); L2 — 2 (11 %); L3 — 3 (16,6 %); 2 и более позвонка — 4 (22,2 %).

Распределение переломов позвонков по классификации АО представлено в табл. 2.

На момент получения травмы возраст больных составлял от 20 до 63 лет. Средний срок после травмы составил 18±3,72 суток. Показаниями к оперативному лечению стали наличие клиновидной деформации позвонка более 13, локальная кифотическая деформация, наличие вертебро-медуллярного конфликта 2-4 степени, наличие выраженной неврологической симптоматики.

Всем больным произведен остеосинтез позвоночника транспедикулярной четырехвинтовой конструкцией «Синтез» с фиксацией двух позвоночных двигательных сегментов по описанной ранее методике, с выполнением интраоперационной коррекции измененного позвоночного двигательного сегмента с примененением репозиционной системы. Восьми пациентам (44,4%) произведен второй этап оперативного лечения — открытая декомпрессия позвоночного канала с выполнением переднебокового спондилодеза.

Распределение переломов позвонков по классификации АО

Жалобы на боль в области перелома предъявляли все пациенты, при осмотре изменение физиологических изгибов позвоночника за счет усиления грудного кифоза, уплощения поясничного лордоза и напряжение длиннейших мышц спины у 100 % больных. У них при пальпации выстояние остистого отростка сломанного позвонка (симптом «пуговки»), симптом «звонка», боль при пальпации паравертебральных точек на уровне перелома. Осевая нагрузка усиливала боль в проекции сломанного позвонка у 85% пациентов. Неврологическая симптоматика представлена нижней параплегией — 3 больных (7,7 %), нарушением функции тазовых органов — 2 (5,1 %), выраженным корешковым синдромом — 13 (33,3 %), сдавлением корешков «конского хвоста» — 5 (12,8 %), нижним монопарезом — 1 (2,56%), миелопатией различной степени — 13 (33,3 %), ушибом спинного мозга — 2 (5,1 %).

По данным КТ или МРТ вертебро-медуллярный конфликт 2 и более степени обнаружен у всех пациентов.

По итогам обследования пациентов в сроки от 1 до 5 лет полученные результаты можно разделить следующим образом (рис. 33):

  • переломы резьбовых винтов с неудаленными фрагментами фиксатора, повлекшие дестабилизацию конструкции; переломы стержней — 3 случая (16,6%);
  • наличие кифотической деформации, значимо влияющей на изменение оси позвоночника в боковой проекции — 1 (5,5%);
  • сохранение клиновидности позвонка на дооперационном уровне после удаления металлофиксатора — 3 (16,6%).

Результаты и обсуждение

Для того чтобы обсуждать проблему неудовлетворительных исходов, первоначально следует определиться с тем, что считать исходом удовлетворительным. В случае если одноэтапное оперативное лечение позволило восстановить нормальную анатомию в позвоночном двигательном сегменте в виде уменьшения клиновидной деформации позвонка в пределах ¼ его высоты и полного устранения локальной кифотической деформации, исход лечения трактуется как положительный. В данной ситуации при достижении рентгенологически и КТ подтвержденного сращения позвонка возможно удаление металлоконструкций без риска рецидива деформации.

Анализ результатов проведенного лечения невозможен без определения средней продолжительности стационарного лечения и количества госпитализаций пациентов в группах с неосложненным и осложненным характером повреждения.

В группе пациентов с неосложненными переломами позвоночника двукратная госпитализация встречалась в 5 случаях (5 %). Двукратная госпитализация встречалась в 12 случаях (12 %), основной целью её являлось удаление сломанной конструкции или лечение иных осложнений. Четырехкратная госпитализация встречалась 2 случаях (2 %) и проводилась для курсов консервативного лечения по поводу вертеброгенного болевого синдрома.

Средняя продолжительность пребывания больных в стационаре при первой госпитализации составила 29,26 суток; второй — 46,25. Максимальная продолжительность пребывания больного с неосложненным переломом позвоночника в стационаре составила 56 суток.

Средняя продолжительность нахождения пациентов в стационаре при двукратной госпитализации составила 72,25 суток.

В группе пациентов с осложненными переломами позвоночника двукратная госпитализация встречалась в 4 случаях (22,2 %), трехкратная — в трех (16,6 %).

Средняя продолжительность пребывания больных в стационаре при первой госпитализации составила 61,22 суток; второй — 37,02; третьей — 22,33. При этом у 3 (16,6 %) пациентов длительность первой госпитализации превысила 100 дней, а максимальное значение составило 147 суток.

Средняя продолжительность нахождения пациентов в стационаре при двукратной госпитализации составила 112 суток, при трехкратной госпитализации — 134,3 суток.

Сравнение основных полученных показателей представлено в табл. 3.

Основные показатели, характеризующие группы с неосложненными
и осложненными повреждениями позвоночника

Глубокие воспалительные процессы (флегмона, абсцесс, спондилит)

Остаточная кифотическая деформация

Клиновидная деформация позвонка

пребывания больных в стационаре

пребывания больных в стационаре

Максимальная длительность первой госпитализации

Выделенные в таблице показатели группы осложненных повреждений значительно превышают таковые у больных с неосложненными повреждениями.

Для выявления причин неудовлетворительных результатов следует классифицировать все возможные ошибки и осложнения. К тактическим ошибкам относятся: недооценка плотности фиксируемого(-ых) позвонка(-ов); отступление от биомеханически обоснованного варианта компоновки устройства, недоучтенные индивидуальные особенности позвонка. К техническим ошибкам относятся: проведение резьбовых винтов вне дужек позвонков и выход их за пределы тела позвонка; использование резьбовых винтов, не соответствующих как в сторону увеличения, так и уменьшения максимальному поперечному размеру ножек дужек позвонка; многократное формирование канала для резьбового винта; недостаточная адаптация продольных штанг к пазам головок винтов и задней поверхности дужек позвонков; дефекты ушивания и дренирования послеоперационной раны. Также следует выделять воспалительные осложнения — в мягких тканях (свищ, абсцесс, флегмона); спондилит, менингит и миелиты.

Так, у 11 из 12 пациентов с переломами металлоконструкций произведен их демонтаж, при этом у 7 больных клиновидная деформация сломанного позвонка сохранилась на дооперационном уровне, у 1 пациента произведен перемонтаж конструкции.

У 2 пациентов с наложением вторичных швов по поводу несостоятельности первичного шва существенно удлинились сроки реабилитации. Расхождение швов возникло вследствие нарушения охранительного режима — самостоятельное прекращение ношение корсета, увеличение физических нагрузок. Важно отметить, что в одном случае произошло расхождение краев уже зажившей первичным натяжением раны. Общий срок активного амбулаторного наблюдения, направ-ленного на купирование воспаления, наложения вторичных отсроченных швов и достижения заживления раны составил 125 дней. При этом удаления фиксатора не проводилось, потери коррекции травматической деформации в позвоночном двигательном сегменте не отмечалось.

У 2 пациентов с кифотической деформацией на уровне поврежденного позвонка сформировались неврологическая симптоматика и стойкий болевой синдром.

Таким образом, все вышеперечисленные клинические исходы можно отнести к категории неудовлетворительных.

Важным моментом в решении данной проблемы является не только вопрос устранения уже имеющихся неудовлетворительных результатов и осложнений, но и решение вопроса о путях профилактики их возникновения. Так, во избежание проблем, связанных с техническими недостатками металлоконструкций, предлагается применение только сертифицированной и лицензированной продукции. Так, в единственной кустарно изготовленной конструкции были сломаны сразу два нижних резьбовых винта, а верхний правый резьбовой винт мигрировал из дуги позвонка латерально. При изучении конструкции обратило на себя внимание то, что длина резьбовых винтов не соответствовала величине позвонка, едва достигая середины его тела, а резьба была неглубокой. Таким образом, при применении несертифицированной продукции имел место целый ряд серьезных нарушений общих принципов подбора конструкции. Кроме того, данная операция была проведена в обычном травматологическом отделении, без уклона в сторону оперативной вертебрологии и не оснащенном необходимым инструментарием.

Профилактика переломов конструкции, как стержней, так и винтов, заключается в широком использовании переднего спондилодеза. Показанием к нему является наличие клиновидной деформации сломанного позвонка при неэффективном закрытом лигаментотаксисе в сочетании с вертебро-медуллярным конфликтом 2 и более степеней. В случае если клиновидная деформация позвонка сохраняется при отсутствии вертебро-медуллярного конфликта, эффективным является применение многоопорных систем, включающих 6 или 8 транспедикулярных винтов. В случае если при проведении транспедикулярной фиксации позвоночника достигнуто полное восстановление высоты тела сломанного позвонка или величина компрессии менее 13, проведения спондилодеза не требуется.

Нестабильная фиксация позвоночного двигательного сегмента, как следствие остеопороза, может быть исчерпывающе решена применением современных методов дооперационной диагностики — денситометрии, КТ и МРТ и соответствующим изменением тактики оперативного приема. В нашей работев одном из двух случаев проведения металлоконструкций мимо анатомических ориентиров определяются четкие рентгенологические признаки остеопороза позвоночника. При проведении денси-тометрического исследования на рентгеновском денситометре «Lunar» в режиме DPX-a выявлено снижение минеральной плотности костной ткани до 67 % от возрастной нормы. Таким образом, проведение транспедикулярной фиксации в данной конкретной ситуации изначально имело риск миграции конструкции при активизации больного, даже в условиях иммобилизации корсетом.

Ятрогенные причины (проведение металлоконструкций мимо анатомических ориентиров) профилактируются путем тщательного планирования оперативного лечения каждого пациента, не по стандартным схемам, а с учетом анатомо-физиологических особенностей поврежденного позвоночного двигательного сегмента. Так, нами предложены «Устройство для введения винтов для транспедикулярной фиксации позвонков» (Патент Российской Федерации на полезную модель 84212) и «Устройство для проведения резьбовых винтов при транспедикулярной фиксации позвонков» (Патент Российской Федерации на полезную модель 92611). Применение данных устройств при проведении 120 резьбовых винтов позволило эффективно профилактировать их мальпозицию.

Читайте также:  Удар локтем в позвоночнике

Ведение пациента в послеоперационном периоде также должно быть индивидуализировано, начало нагрузок должно быть связано не со средними стандартными сроками наступления консолидации, а с особенностями пластических процессов в каждом отдельном случае. Несанкционированные же лечащим врачом попытки ходьбы, сидения, прекращения фиксации корсетом и выполнение физических нагрузок должны быть предупреждаемы четкими инструкциями лечащего врача, зафиксированными в медицинской документации.

  1. При сохранении клиновидной деформации позвонка в условиях остеосинтеза позвоночника погружным транспедикулярным фиксатором необходимо проведение переднего спондилодеза.
  2. В случае если при планировании оперативного вмешательства имеются условия, препятствующие устранению клиновидной деформации позвонка (например, застарелое или несвежее повреждение) и при отсутствии вертебро-медул-лярного конфликта, показано применение многоопорных систем, включающих 6 или 8 транспедикулярных винтов.
  3. При снижении минеральной плотности костной ткани позвоночника следует воздержаться от применения ТПФ, применив альтернативный метод оперативного лечения, например, вертебропластику.
  4. Дальнейшая оптимизация оперативного приема транспедикулярного остеосинтеза позвоночника при переломах нижнегрудных и поясничных позвонков на основе предлагаемых устройств позволит улучшить результаты лечения данной категории больных.

источник

Стабилизацией называется хирургическая установка специальных приспособлений на позвоночник, которые фиксируют части позвонка или смежные ниже- и вышележащие тела, препятствуя их смещению по отношению друг к другу и ликвидируя деформирование хребтовой оси. Проще говоря, стабилизирующая операция предполагает коррекцию положения, предотвращение нестабильности и повышение опороспособности позвоночного столба на любом из его сегментарных уровней. Процедура сложная, длится от 2,5 до 4 часов, выполняется под общим наркозом.

Стабилизационная система на рентгене.

В большинстве случаев проблемный сегмент стабилизируют с помощью металлоконструкций, чаще представленных транспедикулярными системами и пластинами с винтами из высокотехнологичных сплавов металла. В хирургии такая техника называется инструментацией позвоночника. Кроме металлоконструкций, для стабилизации также могут быть применены полимерные устройства, сделанные, например, из углеводородного волокна или резорбирующегося высокомолекулярного биополимера. К отдельной разновидности стабилизирующих вмешательств, которые не причисляют к инструментации, относят установку кейджей имплантатов межпозвоночных дисков.

В преобладающем количестве подобные операции заключаются в достижении полного обездвиживания патологических уровней за счет прочного скрепления двух или более позвонков ригидными конструкциями. Это позволяет позвонкам с течением некоторого времени (от 3 до 6 месяцев) срастись между собой и образовать единый неподвижный костный блок. То есть, на прооперированном поле подвижность между позвонками будет заблокирована, а человек сможет нормально двигаться и ходить, не испытывая при этом боли и прочих неврологических расстройств.

Если выполняется одноуровневая фиксация, искусственно созданная обездвиженность будет неощутимой. При многоуровневой технике стабилизации, что требуется не так уж и часто, позвоночник в определенных местах утратит гибкость, из-за чего некоторые элементы движений станут выполняться несколько в ограниченной амплитуде.

Современные достижения в области методов спинальной фиксации не ограничиваются сугубо на жестком соединении и полном сращении позвонковых тел. Сегодня благополучно ставят различных форм и размеров динамические стабилизаторы без создания спондилодеза, цена на них выше, чем на традиционные неподвижные конструкции. Внутренние динамические системы дают возможность максимально сохранить движения между поверхностями тел позвонков, при этом полностью ограничивают их выход за пределы физиологических значений подвижности.

Информацией о том, сколько стоит процедура стабилизации позвоночника, располагают форум в интернете. Однако важно учесть, что цена на нее, приближенная к истине, устанавливается специалистом только после очного осмотра пациента и оценки результатов полной диагностики. Исключительно после четкого понимания клинической ситуации хирург определяет, нужна ли вообще операция, сколько сегментов нужно укрепить и какую именно систему по техническим параметрам выгоднее поставить. Примерный диапазон расценок (акцент на Россию) на интересующий вас вид хирургии, возможно, найдете в этой таблице.

Наименование услуги (без учета имплант-систем) Стоимость, руб.
Межтеловый спондилодез (классика) 60000-103000
Инструментация спондилолистеза 50000-75000
Транспедикулярная инструментация кифоза 120000-165000
Коррекция сколиоза по методике Сук-Ленке 158000-237000
Межпозвонковая фиксация кейджем 18000-25000
Удаление опухоли/грыжи+стабилизация отдела 120000-170000
Трансфораминальный поясничный межтеловый спондилодез 73000-100000
Междужковый спондилодез (винтовой способ) 45000-105000
Стабилизация динамическим имплантом (1-ой кат. сложности) 58000-90000
Имплантация растущей спинальной системы от 160000 и выше

Жесткие, или неподвижные металлоконструкции подразумевают закрепление позвонков в постоянном фиксированном положении. Устанавливаются они из заднего доступа (со стороны спины) под контролем КТ и рентген-аппаратуры. Крепятся к позвонкам резьбовыми винтами, которые погружают в костные тела на глубину до 80%. Рекомендуют ставить подобного плана системы сугубо в безальтернативных случаях, если ни один другой вид лечения не сможет решить проблему с поврежденным отделом позвоночника.

Охарактеризуем самое распространенное средство неподвижной фиксации позвоночника – транспедикулярное устройство на примере системы «Криптон» (Krypton®). Это – востребованная модель ТПФ в спинальной нейрохирургии. Ее производит ведущая немецкая компания Ulrich Medical GmbH.

Спинальные хирурги не только Германии, но и всего мира высоко оценили изобретение передового производителя. В первую очередь за уникальные конструктивные особенности. По словам специалистов, систему «Криптон» отличает эргономичность, простота, безопасность в установке, что в значительной мере облегчает труд хирурга. Она высокоэффективна в декомпрессии нервных структур, устранении деформаций и нестабильности позвоночника. Подробнее об расскажем далее.

  1. Система создана для универсальной фиксации торакального и люмбального отделов позвоночника. Представляет собой «умную» комбинацию из титановых стержней и винтов, способствующих быстрому и качественному формированию артродеза.
  2. Характеризуется изначально высокими стабилизирующими свойствами, отличными критериями прочности и устойчивости к большим нагрузкам. Более того, нагрузки, которые оказывают воздействие на конструкцию, рационально распределяются между всеми ее структурообразующими элементами и стабилизированными позвонками.
  3. Главной особенностью изделия является редукционный 3-D инструментарий, фиксирующийся на винтах. Инструмент дает возможность выполнять сопоставление и/или редукцию в любом порядке очередности. К тому же, эта модель ТПФ не требует установки поперечных коннекторов, а вариабельность диапазона угла при введении винта в пластину составляет 45 градусов.
  4. Установка конструкции предполагает малоинвазивное вмешательство, а именно: минимальный доступ с достаточно четким обзором, отсутствие больших кровопотерь, аккуратность по отношению к позвоночным и околопозвоночным тканям, высокую безопасность для спинномозговых корешков и сосудистых образований.
  5. Грамотно спроектированное приспособление позволяет заметно сократить время оперативного сеанса, снизить осложнения и достичь хороших результатов уже в раннем послеоперационном периоде. После установки, как правило, в ношении корсета нет необходимости.

Показаниями к вживлению ригидных конструкций транспедикулярной фиксации, в том числе и Krypton®, служат практически все случаи позвоночной нестабильности:

  • выраженный листез позвонков;
  • травмы позвоночника (вывихи, переломы и пр.);
  • спинальные новообразования;
  • дегенеративные патологии, сопровождающиеся неврологическим дефицитом, например, межпозвоночные поясничные грыжи;
  • сколиотическая болезнь и кифоз;
  • несостоявшийся артродез;
  • последствия неудачно выполненных вмешательств и др.

Абсолютными противопоказаниями являются локальная деградация костной ткани (остеопения и остеопороз), местный инфекционно-воспалительный процесс, непереносимость металлов.

Динамическая стабилизация (ДС) – вживление всевозможных модификаций протезов, которые фиксируют определенную область позвоночника, не блокируя полностью ее функциональную подвижность. Подвижные имплантаты контролируют двигательную амплитуду в стабилизированном отделе в пределах физиологической нормы. Клинические наблюдения и отзывы свидетельствуют о том, что динамическая фиксация в отличие от стандартной ТПФ дает больше перспектив на положительный исход. Почему?

Классический транспедикулярный метод предполагает полное обездвиживание фиксируемой зоны за счет слияния (сращения) позвонков в единую кость, что может стать причиной возникновения и ускоренного прогрессирования дегенераций смежного уровня выше или ниже стабилизированной области (встречается у 10-15% пациентов спустя 6-12 месяцев), неправильного сращения костных элементов и формирования ложного сустава. Подобные патологические признаки ведут к возвращению болевого синдрома, серьезным неврологическим нарушениям, проблемам с передвижением, образованию вторичных деформаций спины и, как следствие, к необходимости проведения повторной операции.

Динамическая стабилизация практически не приводит к таким последствиям, потому что сориентирована одновременно на восстановление опоропрочности и выгодное сохранение естественной биомеханики позвоночника с грамотным перераспределением нагрузки. В отдельных случаях, когда без межтелового спондилодеза никак нельзя обойтись, его уместно сочетать с ДС. Это необходимо для того, чтобы разгрузить выше- и/или нижестоящие позвоночно-двигательные элементы и предупредить преждевременное развитие и прогрессию дегенеративно-дистрофических процессов в них.

Ассортимент стабилизаторов, сохраняющих подвижность, представлен следующими вариантами приспособлений для внутренней фиксации позвоночника:

  • тотальными протезами межпозвоночного диска;
  • протезами для замены только пульпозной части диска с сохранением биологического единства фиброзного кольца;
  • имплантатами для замещения дугоотростчатых суставов;
  • подвижными устройствами межостистой стабилизации;
  • динамическими транспедикулярными системами.

Перечисленные системы и импланты для создания декомпрессивно-стабилизирующего эффекта производятся из нитинола, титана, термопластичных полимеров, полиамида, силикона, лавсана. Есть и гибридные модели, где определенные детали выполнены из инновационного сплава металла, а другие – из высокомолекулярных органических материалов. Все они наделены идеальными параметрами биосовместимости с организмом человека и оптимально приближенным к позвоночным структурам модулем упругости.

К динамической стабилизации прибегают дегенеративных изменениях диска и стенозах позвоночного канала, вызывающих сильную болевую симптоматику в результате сдавливания спинномозговых корешков и компрессии спинного мозга, когда осуществлять обычный артродез еще рано.

Пациенты, которым была проведена стабилизация поясничного отдела (моно- или многоуровневая), шейного или грудного отдела, оповещают в отзывах об определенных трудностях в процессе восстановления. Распространенная беда – это появление таких послеоперационных осложнений, как:

  • поломка, смещение имплантированного стабилизатора (стержня, пластины, винтов, кейджей и т.д.);
  • развитие местных воспалительных или инфекционных реакций;
  • усиление болей в месте установленной конструкции;
  • нарастающая мышечная слабость в руках или ногах.

Самое печальное, что часто виновниками неблагополучных операций становятся ошибки малоопытных специалистов, которые плохо спланировали ход процедуры, допустили грубые погрешности в технической части ее реализации. К негативным результатам нередко приводит также неправильно составленный и безответственно пройденный курс реабилитации.

  • Болевой синдром и потеря чувствительности конечностей, по сути, если и были в дооперационном периоде, после стабилизации должны иметь тенденцию к сокращению. В противном случае, их появление вполне может говорить о том, что в процессе ответственного сеанса врач поранил нерв, сосуд или даже спинной мозг при создании доступа или в ходе соединения и перфорации позвонков. Эти осложнения нередко носят необратимый характер и чреваты параличом.
  • Поломка, разболтанность, миграция компонентов имплантата сопровождаются тоже болезненными ощущениями, чувством инородного тела в спине. Причиной тому довольно часто является плохо произведенная фиксация установочной системы или же вообще ненужное назначение операции, несмотря на наличие явного противопоказания – низкая плотность костной ткани. В некоторых случаях к таким явлениям приводит неадекватная реабилитация или несоблюдение пациентом необходимых ограничений по физической активности. Исправить ситуацию реально только путем переустановки или полного извлечения устройства.
  • Инфекционные процессы в зоне операции развиваются из-за несоблюдения норм антисептики в операционной, то есть по причине занесения в рану инфекции хирургическими инструментами. Патогенез способен развиться и на почве недостаточно правильно составленного курса антибиотикотерапии, плохого ухода за раневой зоной. При глубоком распространении инфекционного процесса нужно выполнять ревизионную операцию, широкую санацию очага с применением сильного антибактериального агента.

Отсюда следует, что в осуществлении крайне сложного оперативного вмешательства на позвоночнике, в разработке восстановительной программы после стабилизирующей операции принимать участие должны только профессионалы экстра-класса. В России хорошие специалисты есть, но их мало этим и объясняется факт неудовлетворительных исходов у пациентов. Поэтому многие люди предпочитают так не рисковать, а пройти лечение за границей.

Среди зарубежных стран в сфере ортопедии, спинальной имплантации, хирургического лечения позвоночника и послеоперационной реабилитации развита Чехия. Чешские клиники – эталон современного нейрохирургического и ортопедического лечения на международном уровне. Довольные отзывы пациентов являются лучшим доказательством тому.

источник